pole_voli


Журнал Глеба Кузнецова


Previous Entry Share Next Entry
По ту сторону Бутырского замка
pole_voli
А вот репортаж смелого человека, пробравшегося на Пасху в Бутырку

Оригинал взят у alpha_lyr в По ту сторону Бутырского замка
1

Высокий забор, колючая проволка. На входе тщательный осмотр, забирают все вещи, даже паспорт. Вместо него дают металлический жетон с номером. Я получаю 212. Дальше – сто-пятьсот  дверей и выход во внутренний двор.

Там в рамке, похожей на рекламный щит, стоит большое мутное зеркало в полный рост.

Оно здесь не затем, чтобы в последний раз посмотреть на себя. Оно – для строевой подготовки. Здесь – в Бутырском замке все до сих пор по-настоящему. Башни с заключенными, периметр под прицелом. Арестанты перекрикиваются друг с другом через открытые окна...


6
2.

Когда я прохожу мимо, сверху, откуда-то с третьего этажа  кто-то из них кричит мне по-английски: предлагает познакомиться. Минута тишина, а потом продолжается утреннюю перекличку. За забором лают собаки. Где-то за спиной – психиатрическое отделение изолятора.

И только белая церковь, храм Покрова Богородицы, в центре двора не вписывается в привычную картину тюремной жизни.

Свечи, образа, женщины в платках и цветных платьях. Но только если присмотреться –  то на стенах длинные ряды рамок с фотографиями - портреты тех, кого замучили в Бутырской тюрьме и потом  причислили к лику святых. Некоторые из них изображены на иконах.

Внутри храма настоятель отец Константин готовится к Пасхальной службе. По его приглашению сюда приехали другие священники, пришли звонари, приехал хор.

2
3.

5
4.

7
5.

11
6.

На службу придут люди с гражданки – в прошлом заключенные, которые сидели в Бутырке, бывшие работники изолятора – женщины, трудившиеся тут долгие годы, и главное – заключенные из хозотряда, которые отбывают наказание в следственном изоляторе.

Они выделяются черной формой с белой полосой на спине. Фактически, все, что здесь сегодня произойдет – ради них и для них.

Перед началом они пишут записки и ставят перед образами тонкие красные свечи.

Служба начинается в десять. Среди прихожан – бывший замглавы изолятора и главный врач изолятора Дмитрий Кратов. Он сам был фигурантом уголовного дела: его обвинили ни много ни мало в неоказании помощи аудитору фонда Hermitage Capital Сергею Магнитскому, который умер в СИЗО «Матросская тишина» в ноябре 2009 года. Но в декабре 2013 года Тверской суд оправдал медика.

10
7.

Теперь Кратов в черном полосатом костюме стоит среди бывших заключенных.

Священники исповедывают и причащают паству.  В конце – крестных ход, в котором участвуют заключенные: они несут хоругви  (знамена и кресты). Процессия обходит двор по периметру.  Отец Константин освящает стены тюрьмы и выкрикивает номера камер. Арестанты кричат ему в ответ. Звонят колокола. Если бы не колючая проволка над золотым крестом звонницы, то можно было бы забыть, что все это происходит в тюрьме.

8
8.

15
9.

18
10.

19
11.

21
12.

22
13.

23
14.

DSC_1101
15.

DSC_1361
16.

DSC_1425
17.

После все кто на воле пойдут обежать, отец Константин же со служителями отравится по камерам.

?

Log in

No account? Create an account